Два «К»: Кувшинников и коррупция. Семилетняя история

Честно говоря, мы не надеемся, что вы дочитаете этот текст до конца. Он очень длинный.

Честно говоря, мы не надеемся, что вы дочитаете этот текст до конца. Он очень длинный. Коррупционные скандалы почти беспрерывно сопровождают весь срок правления Олега Кувшинникова, и затронув только некоторые из них, автор уже исписал километр компьютерной «бумаги». Но прочитав даже часть, вы, безусловно, сможете сделать вывод, связаны между собой два «К», или казнокрады пробрались в руководящие органы региона сами по себе, независимо от губернатора.

Горькая «Ягода» Николая Гуслинского  

История «Вологодской ягоды» – классический пример самодурства, безответственности и коррупционности областных властей. Концерн по переработке даров природы к 2010 году представлял собой огромное предприятие, подразделения которого действовали почти по всей стране. Владелец компании – типичный «бизнесмен из 90-х» Андрей Петухов развернулся на всю катушку: объем производства на пике роста «Вологодской ягоды» превышал 34 тысячи тонн продукции в год. Прибыль текла рекой, но еще большими были траты бизнесмена. Авантюрные проекты шли один за другим и в итоге финансовые дыры Петухов начал прикрывать многомиллионными займами.

Здесь и родилась у него идея строительства двух крупных производств в Вологодской области – в Устье-Кубенском и Красавино. В 2010 году идею Петухова одобрил тогдашний губернатор Позгалев, однако банки отказались выдавать кредиты под воздушные замки. Так продолжалось до 2012 года, когда новому губернатору Кувшинникову потребовался эпический проект для демонстрации «нового стиля управления» областью.

Тут дела у Петухова сразу пошли в гору, и в 2013-м он получил от Сбербанка кредит в размере 800 миллионов рублей. Под гарантию бюджета находящейся в долгах как в шелках Вологодской области на 700 миллионов рублей. Больше того: еще 200 миллионов область выделила «Вологодской ягоде» в качестве субсидий.

Чуть позже «Россельхозбан»к предоставил Петухову кредит на красавинское предприятие на 800 миллионов, а кредит на предприятие в Устье к 2014 году превысил полтора миллиарда рублей.

Впоследствии выяснилось, что деньги «Сбербанка» благополучно выводились (самое смешное, что не в офшоры, а в нелепые проекты типа разведения осетровых рыб), а кредиты Петухов гасил средствами «Россельхозбанка».

В 2015 году проверка Контрольно-счетной палаты выявила фиктивность строительства предприятий «Вологодской ягоды»: к корпусам не были подведены коммуникации, оборудование не закупалось. Больше половины бюджетных денег, выделенных в качестве субсидий, вообще были потрачены неизвестно куда. Остальные израсходованы на проект, не отвечающий требованиям госпрограмм.

В 2016 году общая задолженность «Вологодской ягоды» достигла 6,5 миллиарда рублей. Против Петухова возбудили уголовное дело по факту мошенничества при получении субсидий из бюджета. Вскоре были возбуждены уголовные дела по фактам хищения денежных средств, полученных по кредитам банков.

Областные власти затягивали процессы как могли. Руководство региона договаривалось с «Промсвязьбанком» о рефинансировании долгов Петухова, о выделении миллиарда рублей на продолжение строительства (деньги были тут же выведены через подставные фирмы).

Когда следователи поднажали на Петухова, выяснилось, что субсидии и госгарантии ему предоставлялись не просто так. Владелец «Вологодской ягоды» назвал две фамилии – Беляевская (на тот момент и.о. начальника департамента сельского хозяйства) и Гуслинский (заместитель губернатора). Вскоре после этого Гуслинский уволился и уехал в Москву, где впоследствии и был задержан. Сумма вменяемых ему взяток составила 17 миллионов рублей (следствие выяснило, что Петухов расплачивался «борзыми щенками» – дом, автомобиль, другое имущество). Беляевская получила 3,5 миллиона рублей. Оба взяточника схлопотали реальные сроки, бюджетные сотни миллионов рублей так и исчезли, а владелец «Вологодской ягоды» остался на свободе.

В ходе расследования всплывали и другие фамилии – например, бывшего начальника департамента сельского хозяйства Николая Анищенко , а по нашим данным, и других заместителей губернатора, и даже его самого. Однако в итоге в суде эти фамилии не прозвучали.

Сейчас «Вологодская ягода» принадлежит структурам АФК «Система», в которой трудится – сюрприз! – бывший замгубернатора Алексей Шерлыгин.

Опасные заместители и коварные начальники

Команда губернатора Кувшинникова – тема для отдельного антикоррупционного исследования. Здесь собраны такие чудесные человеческие экземпляры, что иногда даже удивляешься умению Олега Кувшинникова группировать вокруг себя таких отъявленных… деятелей.

Тот же Николай Анищенко обвинялся в незаконном субсидировании фирмы «Славынево», учредителем которой была его собственная дочь, а сотрудником – супруга. Также бывшему начальнику сельхоздепартамента вменяли в вину необоснованный отказ в субсидиях нескольким предприятием, что в итоге привело к их уничтожению. Речь, в частности, идет об АПК «Вологодчина» в Шекснинском районе и СХПК «Овощной» в Череповецком районе. Однако Анищенко сейчас – замглавы Вологодского района, живой, здоровый и даже не судимый.

 

Есть и другие интересные истории. 20 июля 2016 года в Вологде был задержан член Общественной палаты Вологодской области Борис Ханчалян . В маловразумительных сообщениях СМИ речь шла о том, что он обещал за деньги посодействовать вологодскому предпринимателю в заключении с «Вологдалесхозом» договора на санитарную рубку древесины (это выгодно, поскольку полученную за копейки древесину можно вырубить и продать). Хвалился своим знакомством с «высокопоставленными должностными лицами области, благодаря которым указанные вопросы будут решены положительно». Взяли Ханчаляна при передаче ему суммы в 2 миллиона рублей.

  О том, что он связан с высокопоставленными лицами и находится с ними на короткой ноге, Ханчалян явно не врал.

Карманные СМИ областных властей представили ситуацию так, что Ханчалян обманул предпринимателя и хотел прикарманить деньги. А вот нам известна другая, более правдоподобная версия. Согласно ей, Ханчалян был посредником и должен был передать деньги как раз «высокопоставленному чиновнику». Причем настолько высокопоставленному, что в дело пришлось вмешиваться губернатору, который, как утверждают, приложил все усилия для того, чтобы версия «мелкого мошенника Ханчаляна» осталась в публичном пространстве единственной.

Приговор «общественнику» огласили в апреле 2017 года – он взял вину на себя и получил условный срок. А двумя неделями ранее неожиданно покинул свой пост первый замгубернатора области Алексей Шерлыгин.

 

В 2017 году был осужден и еще один член команды Кувшинникова – ныне покойный бывший начальник департамента лесного комплекса Владимир Сипягов. Судили его за подстрекательство к растрате и три эпизода превышения должностных полномочий. Хотя это лишь малая часть деяний чиновника, которого Олег Кувшинников назначил на высокий пост сразу после того, как его буквально выкинули с должности начальника департамента ЖКХ Череповца (СМИ тогда смаковали формулировку – «за полную бездеятельность»).

  Сипягов и… снова Борис Ханчалян.

Трогательную заботу губернатора о Сипягове объясняли тем, что именно под чутким руководством Кувшинникова (еще в бытность того мэром Череповца) Владимир Сипягов создавал УК «Металлург», впоследствии «обувшую» теплоэнергетиков на 800 миллионов рублей. Чиновник банально слишком много знал. Не хочется гадать, стали ли чрезмерные знания причиной смерти бывшего начальника департамента в 50-летнем возрасте, но есть ощущение, что в случае поражения Олега Кувшинникова на выборах мы узнаем много нового и об этой темной истории .

Муниципальные шалости «команды губернатора»

По сравнению с уже описанными коррупционными деяниями эти выглядят мелочами, но не будем забывать, что совершены они людьми, специально отобранными и рекомендованными губернатором и его окружением.

Недолго поработавший начальником департамента строительства и ЖКХ, а затем отправленный обратно в Сокольский район замглавы этого муниципалитета Михаил Романов в 2017 году попался на «лесной» коррупции.

Вернее, коррупционером он стал еще до своего короткого карьерного взлета в команду губернатора. В 2015-м Романов самолично предложил местному предпринимателю вырубить некоторое количество леса на государственных землях, а выручкой поделиться с ним. Следствие расценило эти действия как взятку в особо крупном размере, и Романов получил 10 лет строгого режима и штраф в 100 миллионов рублей.

Другой случай. В Кириллове глава местной администрации Александр Полковников , по версии следствия, в 2017 году недолго думая назначил самому себе и некоторым своим подчиненным премии на общую сумму около 1 миллиона рублей. Это помимо тех, которые и так выплачивались по Положению об оплате труда муниципальных служащих в муниципальном образовании «Город Кириллов». Разбирательство идет до сих пор.

В декабре 2018-го скандал потряс коммунальную сферу Вологды. Руководивший с 2012 года МУП ЖКХ «Вологдагорводоканал» Александр Присяжный оказался в изоляторе временного содержания по обвинению в мошенничестве.

Предприятие обыскивали еще в марте 2017 года, но тогда Присяжный смог выкрутиться. На сей раз все сразу пошло не так. Претензии следствия касались контракта №125 на перенос сетей в районе только что построенного виадука в Вологде. Контракт на эти работы общей стоимостью 145 миллионов рублей выиграло ООО «СК «Север», нанявшее на субподряд за 136,4 миллиона рублей некое ООО «Сатори». Это ООО, в свою очередь, заключило договор на выполнение работ с директором «Вологдагорводоканала» Александром Присяжным на 40 миллионов рублей.

Когда работы были выполнены и заказчику ушел отчет о потраченных деньгах, выяснилось, что ООО «Сатори» не могло заключить договор с субподрядчиком по причине того, что учредитель и директор этой организации находился в колонии за хранение наркотиков и кражи. После более тщательной проверки оказалось, что на реальные работы были потрачены только 40 миллионов рублей, причитавшиеся «Горводоканалу», а остальные 100 миллионов убыли в неизвестном направлении (как часто мы слышим эту фразу при Кувшинникове, не правда ли?).

По версии следствия, кража была совершена преступной группой в составе заммэра Вологды Антона Мусихина, бывшего первого заместителя главы города Алексея Осокина, сотрудника отдела благоустройства департамента городского хозяйства Игоря Ивонина и все того же Присяжного.

  В Вологде до сих пор спорят, действительно ли Алексей Осокин (справа) и Антон Мусихин виновны во вменяемых им преступлениях или их подставили реальные виновники, остающиеся во власти и по сей день.

Разбирательства по этому делу также идут до сих пор, но все фигуранты уже на свободе и благополучно трудятся в коммерческих фирмах.

Вообще, только в 2017 году за совершение коррупционных преступлений были осуждены начальник управления государственного автодорожного надзора по Вологодской области Дмитрий Гришанин (взятка в крупном размере, 4 года колонии), главный врач БУЗ ВО «Вологодская городская поликлиника №4» Евгений Новиков (взятки, злоупотребление должностными полномочиями, 5 лет строгого режима), директор САУ ЛХ ВО «Вологдалесхоз» (взятки, 2,5 года условно).

А ведь был еще заместитель руководителя ГУ МЧС России по Вологодской области, получивший 13 лет колонии за взятки. Был замначальника Вологодского института права и экономики ФСИН России Сергей Кащеев , которого приговорили к пяти годам лишения свободы за взяточничество. Был глава Кичменско-Городецкого района Александр Летовальцев , осужденный за превышение должностных полномочий. Было и множество других случаев.

Всяк сверчок знай свой шесток

История депутата ЗСО – единоросса Владимира Сверчкова тоже как по лекалам. Кто-то говорит, что он не «занес» вовремя «кому надо», кто-то уверен в его виновности, но в любом случае схема для Вологодчины традиционная. В 2015 году Сверчков, будучи гендиректором лесозаготовительного предприятия, получил от области субсидию в рамках госпрограммы «Поддержка и развитие малого и среднего предпринимательства на 2013-2016 годы» – 10 миллионов рублей. Как утверждает следствие, по подложным и недостоверным документам: государственными деньгами ему должны были компенсировать расходы по лизингу оборудования, однако выяснилось, что эти расходы фирма-поставщик Сверчкову уже вернула. И получилось, что субсидию он получил просто так, ни за что.

  Как и в случае с «Вологодской ягодой» губернатор вдоволь попиарился на проекте Владимира Сверчкова (на фото справа), но в итоге все вновь окончилось уголовным делом.

Тут же выяснилось, что другой заявленный депутатом-единороссом инвестпроект (биоэнергетическое предприятие полного цикла переработки древесины), в срок не реализован и, похоже, изначально не планировался к постройке. А вот выделенная областью под него лесосека успешно вырублена и продана. Следователи считают, что вырубка леса и была изначальной целью Сверчкова.

Сам депутат, разумеется, всё отрицает, но он не входит в «обойму» неприкасаемых единороссов Вологодчины и поэтому, вполне возможно, скоро будет осужден.

Короткий взлет и долгое падение АПК «Вологодчина»

Весной 2019 года Арбитражный суд Вологодской области признал АПК «Вологодчина» банкротом. Предприятие, занимавшееся производством льняной ваты, окончательно перестало существовать. А открывалось оно в стиле Олега Кувшинникова – с фанфарами и подписанием инвестиционного соглашения между ООО «АПК «Вологодчина» и ОАО «Корпорация развития Вологодской области» 4 августа 2012 года. В этот день Кувшинников приезжал в Шекснинский район и личным присутствием отправил новую компанию в недолгое плавание.

Оно закончилось уже в 2014 году, когда выяснилось, что предприятие не может платить по счетам, а в изначально планировавшихся субсидиях ему отказано. Но свою роль АПК сыграл, поскольку использовался в предвыборной кампании кандидата-единоросса на прошлых губернаторских выборах как инвестиционное достижение Кувшинникова. Заявление о банкротстве поступило буквально спустя несколько недель после выборов. Дальнейшая история АПК – многочисленные и тягостные судебные заседания.

Дело «Северного кредита»

Грандиозная афера, в которой оказались замешаны многие известные и не очень личности Вологодчины, до сих пор аукается региону. Акции «Северного кредита» были приобретены правительством области в 2010 году по инициативе Вячеслава Позгалёва. Тогдашний губернатор объяснял необходимость потратить деньги бюджета тем, что через «свой» банк можно быстрее и проще финансировать областные проекты в социальной сфере. Ценные бумаги обошлись региону в 300 миллионов рублей.

Почти сразу доля правительства области начала размываться, и после допэмиссии, проведенной при активном участии появившихся частных соучредителей – Алексея Железова и Людмилы Петровой – регион лишился блокирующего пакета акций.

  Олег Кувшинников мило улыбался матери будущего депутата вологодской Гордумы Максима Петрова, хотя наверняка уже прекрасно знал, что проект «Северный кредит» на всех парах мчится к краху. Именно в это время правительство области начало попытки продать свою долю акций сомнительного банка.

Впоследствии губернатор Кувшинников пытался доказать, что правительство области было лишено возможности влиять на политику «Северного кредита», но это очевидная ложь. Известно, что еще в 2014 году региональные чиновники проворачивали мутные схемы, например, с двойным кредитованием ПК колхоз «Пожарское», КФХ Мызина, «Славянской нови» и АПК «Вологодчина». В правительстве области шантажом заставляли сельхозпроизводителей брать деньги в «Северном кредите» и перечислять их на счет уже находящегося в процессе банкротства госпредприятия «Агропродагентства».

Уже в 2013-м это был убыточный банк, а начиная с 2016 года доля «плохих» кредитов стала расти как снежный ком. В 2017-м Петрова и Железов продали часть своих акций неким столичным персонажам, до этого успешно обанкротившим «Таурус-банк» и «Смартбанк». И не только продали, но и ввели их в органы управления вологодским банком. Правительство области в лице замгубернатора Валентины Артамоновой наблюдало за процессом с поистине олимпийским спокойствием, одобрив назначение председателем совета директоров никому не известного гражданина Литвы. Чиновники, правда, неуклюже попытались продать госпакет акций «Северного кредита», но рынок был уже в курсе того, кем являются новые акционеры, и покупателей не нашлось.

Вскоре буквально за несколько месяцев активы банка испарились: были выданы заведомо невозвратные кредиты фирмам-однодневкам. Вологодские персонажи пытались изобразить свою непричастность – например, зампредправления банка Антон Сохрин (зять замгубернатора Виктора Рябишина) и одна из соучредителей «Северного кредита» Людмила Петрова (мать депутата и кандидата в депутаты вологодской Гордумы Максима Петрова) еще в начале 2017-го заявили о том, что выходят из органов управления банка.

Однако 1 августа 2019 года было возбуждено уголовное дело об организации преступного сообщества, и в этом деле фамилии вологжан фигурируют рядом с фамилиями москвичей. Впрочем, на статусе подозреваемых это не отразилось – и Петрова, и Сохрин находятся на свободе.

А «Северный кредит», откуда испарилось более 6 миллиардов рублей, остался в истории. Хотя нет. В начале сентября 2019-го стало известно, что по долгам несуществующему уже «Северному кредиту» арестовано все поголовье птицы ООО «Малечкино» из Череповецкого района. Эту птицефабрику уже один раз уничтожили, она возродилась в другой форме, однако костлявые руки умершего чиновничьего проекта продолжают убивать сельхозпредприятия даже из небытия.

Любимый архитектор губернатора

О кадровой политике Олега Кувшинникова в этой статье уже много написано: такой талант собирать вокруг себя жуликов разного калибра не каждому дается. А вот пример того, как губернатор сознательно идет на коррупционные действия, чтобы сохранить в своей команде лояльного и слишком много знающего человека.

28 октября 2015 года был уволен председатель областного комитета градостроительства и архитектуры Альберт Метский. «В связи с утратой доверия». Метский не указал, что у него и членов его семьи есть акции коммерческих компаний, в том числе тех, которые сотрудничают с областными организациями. Решение об увольнении принял сам Кувшинников. Только закончились разговоры о принципиальности и нелицеприятности губернатора, как выяснилось, что увольнение было в значительной мере фиктивным, Метский перешел на незаметную должность в АУ ВО «Управление госэкспертизы по Вологодской области», а через некоторое время был назначен руководителем этой организации.

 

Получилось, что доверие губернатора – штука эластичная. Вчера не было, сегодня есть. Столь же эластично и отношение Кувшинникова к антикоррупционному законодательству. Вчера Метскому нельзя было работать в органах власти, поскольку он владелец фирм, действующих в той же сфере. А сегодня уже можно.

Распил на «поддержке предпринимательства»

В 2018 году разразился скандал с «Региональным центром поддержки предпринимательства». После неоднократных жалоб на РЦПП со стороны фирм, внезапно начавших проигрывать тендеры этой структуры, деятельность центра проверился Контрольно-счетная палата области.

В результате проверок выяснилось, что как минимум 25 миллионов рублей были потрачены на фиктивные семинары, которые на самом деле не проводились. В качестве примера приводился семинар 2016 года по подбору быков-производителей. Мероприятие стоимостью в 110 000 рублей якобы организовала «Корпорация развития Вологодской области» в д. Скородумка Грязовецкого района. Впоследствии выяснилось, что ни один из участников, указанных в отчете о семинаре, даже не слышал о его проведении. В Скородумке на территории ООО «Покровское» также оказались не в курсе того, что у них состоялось какое-то оплаченное из бюджета мероприятие.

В том же году РЦПП оплатил 1,4 миллиона рублей финской фирме «Дженерал Финланд» (через ООО «Меконет») за «испытания эффективных технологий содержания крупного рогатого скота». Работы проводились для КФХ Кругляк Е.И. (Бабаевский район) и СХПК «ПКЗ «Вологодский» (Вологодский район). В итоге оказалось, что отчет о проведенных работах был подписан неизвестно кем (ни одна из сторон своих подписей не признала), а результат «исследований» не был получен заказчиками.

Аналогично проводились и многие другие «мероприятия» РЦПП. По итогам проверки, как утверждал портал Newsvo, против директора РЦПП (к тому времени уже покинувшей свой пост) было возбуждено уголовное дело, но в какой стадии оно находится, неизвестно.

Чудо-корпорация недоразвития

«Корпорацию развития Вологодской области» организовал лично Олег Кувшинников в 2012 году – тогда такие структуры были модными и новыми для региона. Однако прославилась она в первые годы своего существования преимущественно тем, что ее бывший директор, на тот период замгубернатора Алексей Кожевников, застрял в туалете и сообщил об этом на весь инстаграм.

 

«Корпорация развития» тем временем продолжала существовать. Бессмысленно и беспощадно.

В 2013 году область передала Корпорации различного имущества (преимущественно недвижимого) на 332,4 миллиона рублей. В последующие годы организация занималась распродажей этого имущества через не совсем понятные схемы. Попутно поддерживались эпичные проекты вроде предприятия по производству чеснока или палочек для мороженого.

За 7 лет работы сотрудникам Корпорации было выплачено больше 100 миллионов рублей в виде зарплаты. Это более 20% от суммы налоговых поступлений, полученных с предприятий, хоть какое-нибудь отношение к созданию которых имеет КР. Правда, за тот же период эти предприятия получили налоговых льгот почти на 700 миллионов рублей, так что эффект от детища Кувшинникова, мягко говоря сомнителен. А если к этому приплюсовать упущенную выгоду бюджета от продажи Корпорацией государственной недвижимости в частные руки по бросовым ценам, картина вырисовывается совсем неприглядная.

Презентационно-сервисный пылесос

Казенное учреждение Вологодской области «Презентационно-сервисный центр» – это еще более любопытная организация, нежели даже РЦПП или «Корпорация развития». Здесь миллионы рублей ежегодно спускают на сувениры и организацию мероприятий по странным схемам. Таким, чтобы в итоге не было понятно, потрачены деньги на нужные цели или кто-то просто положил их в карман.

  Пример закупки ПСЦ. Бюджетные деньги тратятся на престиж чиновников легко и непринужденно.

В 2019 году ПСЦ потратит в общей сложности 37 миллионов рублей на организацию мероприятий типа Форума волонтерства и гражданской активности, Всероссийского фестиваля энергосбережения «Вместе ярче», недавно прошедшего Дня флага и т.д. И это не считая 20 миллионов рублей, ежегодно направляемых на зарплату сотрудников Центра.

Госзакупки у ПСЦ выигрывают преимущественно одни и те же фирмы. Например, ООО «Марс» (оно очень успешно сотрудничало с казенным учреждением, получило от него по контрактам свыше 35 миллионов рублей, а теперь его учредитель Генриетта Димони (знакомая фамилия, не так ли?) решила лавочку прикрыть.

Видимо, чтобы не искать добра от добра. В 2018 году журналисты сразу нескольких СМИ пытались обнаружить на мероприятиях, обслуживаемых ПСЦ, сувенирную продукцию, на которую потрачены миллионы из областной казны. Выяснилось, что затраты, мягко говоря, преувеличены, и всяческие промонаборы с салфетками из льна присутствовали в гораздо меньшем количестве, нежели это требовалось по условиям закупки.

  Несмотря на весьма неоднозначную деятельность ПСЦ, Олег Кувшинников причислил его директора к лику выдающихся вологжан.

Но еще более любопытно ПСЦ стал выглядеть после обнародования информации о том, как на территории Усть-Кубинского района на деньги ПСЦ проводятся ремонты в помещениях некогда частной, а ныне выкупленной (опять же за счет бюджета) базы отдыха, превращенной в официальную резиденцию губернатора Кувшинникова. На этот объект только в 2018-м область потратила около 10 миллионов рублей, не считая расходов по текущему содержанию.

Аналогичный объект находится в 1,5 километрах от деревни Васьково Череповецкого района на берегу реки Шулма. Это база «Северная», выкупленная областью у «Северсталь-инвеста».

 

Она долгое время находилась на балансе ПСЦ, а затем была передана дирекции по охране и воспроизводству объектов животного мира как объект охотхозяйства. На его содержание также уходят миллионы бюджетных рублей, а пользуются этим объектом исключительно чиновники или высокопоставленные гости области.

Это далеко не единственные «досуговые» объекты на Вологодчине, каждый год высасывающие огромные деньги из региональной казны.

Например, в деревне Маурино Вологодского района реабилитационный центр для сотрудников полиции, вернувшихся из горячих точек плавно превратился в загородную усадьбу губернатора Кувшинникова. Только за первые полтора года в ремонт помещений здесь вложили 4,5 миллиона рублей. Затем еще 10 миллионов на ремонт главного корпуса, 7 миллионов на благоустройство территории.

Можно ли справиться с коррупцией?

Коррупция – серьезное социальное зло, искоренить его со среды на четверг невозможно. В этой статье мы описали лишь некоторые случаи, на самом деле за последние 7 лет их было намного больше. В этой статье мы не затронули земельные махинации, неадекватные административные расходы (перелеты, ремонты и т.д.), подозрительные преференции коммерческим компаниям и многое другое. Очевидно, что в Вологодской области большая часть причин возникновения коррупционных преступлений восходит к губернатору, его стилю управления и его команде. Сменив всё это на выборах, мы сможем резко снизить уровень казнокрадства. Так что чем меньше «К» в Вологодской области, тем более здравое и разумное будущее ожидает регион.

Роман Фесуненко

Последние новости

Сергей Обухов – «Свободной прессе»: России нужно строить общество социальной справедливости

В чем настоящая цель существования России как наследницы великих империй.

Пятый сельский фестиваль финансовой грамотности и культуры состоялся в Вашкинском муниципальном округе

  Пятый сельский фестиваль финансовой грамотности и культуры состоялся в Вашкинском муниципальном округе 10 июля 2024г.

В Вологде центральный городской рынок превратят в общественное пространство

wikimapia.org Преобразовать центральный городской рынок в достопримечательность, предложил и. о. мэра Вологды Андрей Накрошаев.

Card image

Как они помогают управлять бюджетом и сэкономить

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *